ЮК Юридиция

info@yurfirm.ru Бесплатная консультация
Проспект Мира, д. 95, стр. 1, этаж 17, офис 1705

Феномен прецедента в праве

Пожалуй, нет другого такого слова в юридическом лексиконе, которое претерпевает столько мук произношения и написания. Как его только не обзывают: и «пренцедент», и «прецендент», и «пренцендент». Как его только не пишут: «прицедент», «принцедент» и так же, как произносят. А всё оттого, что хотя слово с большой историей, но для российского юриста как правовое НЛО, не познанное и загадочное.

На самом деле, феномен прецедента в глубоко понимаемом смысле — тема архисложная. А писать о юридическом прецеденте, значит, ступить на зыбкую почву и, возможно, угодить впросак. Но автор рискнёт.

В сегодняшнем материале мы затронем некоторые аспекты значения этого большого и трудно выговариваемого слова.

Прецедент: значения и мифы

Прецедент (от лат. praecedens, praecedentis — предшествующий) определяется как поведение в конкретной ситуации, которое рассматривается как образец при аналогичных обстоятельствах. Это общее значение слова, уместное для любого контекста.

Юридический прецедент — это судебное или административное решение по конкретному делу, которому придаётся сила нормы права и которым руководствуются при решении схожих дел.

Юристы знают, что речь о прецеденте ведётся, как правило, в дискурсе об источниках права, причём чаще всего феномен прецедента рассматривается в контексте судебной практики. Поэтому в литературе используется устойчивое словосочетание «судебный прецедент».

Именно судебный прецедент считается источником права. Судебный прецедент является основной формой общего права и права справедливости, существующих в англо-саксонском или англо-американском праве.

Большой юридический словарь под редакцией В. Н. Додонова под судебным прецедентом понимает вынесенное судом по конкретному делу решение, обоснование которого становится правилом, обязательным для всех судов той же или низшей инстанции при разбирательстве аналогичных дел.

ПрецедентЗдесь стоит обратить внимание на то, что прецедентом может стать не всякое решение, а, как правило, решение высших судов. Тут мы встречаемся с главным мифом относительно прецедента: любой суд может создать прецедент. Как мы поняли, не любой. Объясняется это просто — судебная практика была бы крайне беспорядочной, если прецедент создавался бы на уровне судов, чьи решения не являются обязательными для судов нижестоящих инстанций (потому что их нет). Каждый суд первой инстанции создавал бы свои прецеденты и в соответствии с этим отправлял правосудие. Конечно, это абсурд. А когда прецедент создаётся «сверху», система иерархически упорядочивается и есть определённый контроль.

Кроме того, прецедентным становится именно обоснование, подход, взятый судом за основу, а не резолютивная часть решения. Последнее тоже предмет мифологизации.

Ещё один миф — в российском праве нет судебного прецедента — связан с отрицанием по инерции. Это, с одной стороны, имеет идеологические корни: в советской правовой науке прецедент оценивался негативно как чуждый источник права. С другой стороны, как мы знаем, для романо-германской правовой семьи, куда входит и Россия, прецедент, действительно, не характерен. Согласимся, что в строгом смысле судебный прецедент не является источником права в Российской Федерации. Но в условиях конвергенции правовых семей в глобализирующемся мире и тесной интеграции России в мировую экономику понимание судебного прецедента  в отечественном праве постепенно трансформируется. Поэтому сегодня прецедент проникает в отечественную правовую систему как полноправная категория, о чём мы скажем далее.

Судебный прецедент как источник права

Вот уж где судебный прецедент полноправный источник, так это в англо-американской правовой системе, которая буквально стоит на судебном прецеденте. В США, Великобритании и её бывших колониях судебный прецедент — основной источник или форма права.

Заметим, что в науке существует точка зрения на соотношение понятий «источник» и «форма» применительно к праву, когда эти категории разделяются, из чего следует понимание источников права в материальном и формальном смыслах. Это тема отдельной дискуссии. Поэтому, чтобы не усложнять, мы примем за основу подход тождества, согласно которому источник права в юридическом смысле — это и есть форма выражения, фиксирования права.

Судебный прецедент является формой англо-саксонского права, поскольку имеет силу правовой нормы, силу закона. Он общеобязателен, устанавливает, изменяет и отменяет правовые нормы.

В России, как мы писали выше, у прецедента такой роли нет. В целом, система источников права в Российской Федерации включает правовые акты: законодательные и подзаконные на федеральном, региональном и местном уровнях. Судебные решения, судебные прецеденты официально в отечественную правовую систему в качестве формы (источника) права не включены.

Но важно понимать, что классическое деление правовых систем на англо-американскую, романо-германскую, мусульманскую и так далее, проходит серьёзное испытание временем. Глобализация делает своё дело. Как писал профессор В. В. Невинский, к сожалению, в феврале 2021 года ушедший из жизни, одна из мощнейших современных тенденций развития правовых систем и правовых ценностей — это их универсализация, то есть усиление черт всеобщности, постепенное движение к однородному политико-экономическому миру, в том числе к идентичности правовых систем. Конечно, до полной идентичности ещё очень далеко, но налицо конвергенция правовых систем, их взаимопроникновение. Неспроста одной из трендовых тем в современной юридической компаративистике становится тема смешанных, гибридных и «кочующих» правовых семей.

Читайте также:  Картотека арбитражных дел: характеристики и польза при выборе контрагента

Прецедент на юридической карте мира, выражаясь языком математики, «блуждающая точка», которую с удивлением обнаруживаешь там, где не ожидаешь встретить.

Согласимся с профессором В. В. Комаровой, что в эпоху глобализации достижения во всех сферах жизни становятся достижениями всего человечества, а правовые инструменты, созданные усилиями одного народа, могут стать источником развития и прогресса других народов.

Судебный прецедент — как раз такой инструмент, которым англо-саксы щедро делятся с романо-германцами.

Судебный прецедент в российской правовой системе

Как ни странно, корни «русского судебного прецедента» вырастают из Конституции Российской Федерации. Конечно, эти корни не выпирают из правовой почвы, но вполне просматриваются. Речь о статье 126, которая закрепляет особую роль Верховного Суда Российской Федерации. Суд осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью судов общей юрисдикции и арбитражных судов и даёт разъяснения по вопросам судебной практики.

Что это значит на простом языке? Понимать приведённую норму нужно целиком. Верховный Суд, давая разъяснения по вопросам судебной практики, не просто обращает внимание нижестоящих судов на те или иные аспекты, а в известном смысле обязывает их разрешать дела определённым образом. Разъяснения не порождают новые правовые нормы: как правило, в них предписывается отправлять правосудие в точном соответствии с действующим федеральным законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права. Давать их полномочен только Пленум Верховного Суда «в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации» (статья 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации»), и они обязательны для судов.

Всё бы ничего, ничего, как говорится, прецедентного. Но в июле прошлого года «Российская газета» опубликовала два знаковых постановления Пленума Верховного Суда России, которые несколько меняют парадигму. Речь о Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2020 года № 12 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» и Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2020 года № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции».

Очень любопытные документы, советуем изучить и выводы о том, есть в России место судебному прецеденту или нет, сделать самостоятельно. На этом месте автор позволит себе небольшую интригу.

В заключении затронем ещё одну сложную тему в контексте прецедента. Тема, достойная диссертаций и бесконечных баталий в среде теоретиков, конституционалистов и сочувствующих. Речь о месте решений Конституционного Суда Российской Федерации в системе источников права. Дискутировать об их природе, месте, роли можно бесконечно, но для финала сегодняшней статьи хочется тезисно.

Во-первых, на наш взгляд, решения Конституционного Суда являются источниками права. И пока поживите с этим, а позже, возможно, автор подготовит отдельный материал на сей счёт, в котором всё-таки раскроет разницу между «источником» и «формой» права и приведёт аргументы выраженной позиции.

Во-вторых, в споре правоведов нам близка «соломонова» позиция, что решения Конституционного Суда Российской Федерации содержат в себе одновременно в той или иной степени качества, присущие таким видам источников права, как правовая доктрина, нормативный правовой акт и — конечно же, судебный прецедент.

Да, одни учёные отрицают прецедентный характер актов Конституционного Суда России, поскольку «подобные дела разрешать никакой другой суд не компетентен» (профессор Б. А. Страшун, тоже, к сожалению, покинувший мир в 2020 году). Но мы примкнём к плеяде тех исследователей, которые приводят следующие доводы: решения Конституционного Суда России распространяются не только на конкретный случай, но и на все схожие случаи; обладают официальным характером; обязательны на всей территории России. Это ли не прецедент?

Как писал председатель Конституционного Суда России В. Д. Зорькин в статье «Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации», «создание прецедентных решений в ходе осуществления конституционного судопроизводства — один из основных механизмов правовой модернизации».

На этой позитивной ноте, пожалуй, и завершим.

Закажите услугу

Вы оставляете заявку
Вы оставляете заявку

Мы связываемся с Вами
Мы связываемся с Вами

Изучаем материалы дела
Изучаем материалы дела

Подписываем договор
Подписываем договор

Решаем вопрос
Решаем вопрос

Получаем результат
Получаем результат